13-01-2020 15:48

Алопеции у женщин постменопаузального периода: особенности течения заболевания и клинические случаи

Если присмотреться, то мы увидим, что в разных культурах и в разные времена замужние женщины обладали одним общим признаком — все они носили головной убор. Как правило, платок или его аналоги, ведь считалось, что замужняя женщина не должна демонстрировать избыточную открытость, в том числе и волосы. 

Канал ДНЕВНИК ПРОГРАММИСТА
Жизнь программиста и интересные обзоры всего. Подпишись, чтобы не пропустить новые видео.

фирсов.jpg

Василий Фирсов, косметолог-дерматовенеролог 

Если вспоминать дальше, то обнаруживается еще один факт — продолжительность жизни в средневековой Европе составляла от 38 до 42 лет. Это считалось старостью и для женщин, и для мужчин: мужчина не мог вести активные боевые действия и применять холодное оружие, а женщина утрачивала функцию деторождения. Биологический аспект состоит в том, что любой организм на планете априори наделен определенным набором функций — это и адаптация к окружающей среде, и способность создавать / находить себе жилище, и воспроизведение себе подобных. Как только организм утрачивает способность к какой-либо из этих функций, то погибает, ведь матушке-природе он сразу становится неинтересен, словно его и нет. Что до человека — постепенно он увеличивает среднюю продолжительность жизни. Никто не знает, зачем это нужно, но факт налицо и этот процесс происходит — мы боремся даже не за саму продолжительность жизни, сколько за её качество у лиц преклонного возраста. По этому пути идет весь цивилизованный мир, но это лишь социальный аспект, безразличный природе. В биологическом же плане угасание одной из важнейших функций организма приводит к изменению всех процессов жизнедеятельности — как у женщин, так и у мужчин. Кажется, сейчас все прекрасно знают о том, что климакс бывает не только у женщин — он есть и у мужчин тоже. Поэтому эти биологические процессы и изменения, с ними связанные, справедливы для обоих полов.

«Уреаплазмоз» – диагноз, которого нетВам будет интересно:«Уреаплазмоз» – диагноз, которого нет

Что такое метаболический синдром и как он связан с лишним весом?Вам будет интересно:Что такое метаболический синдром и как он связан с лишним весом?

 

Когда мы читаем какие-нибудь публикации в Интернете о процессе потери волос, авторы проводят аналогию с повышенным выпадением волос после окончания беременности — после родов и во время кормления ребенка грудью. Это не совсем корректно, ведь в данном случае авторы выбирают только один фактор как критерий оценки, а именно — изменение гормонального фона. Дело в том, что процесс беременности — это такая часть жизни женщины, во время которой циклические изменения гормонального фона прерываются, и те женщины, которые приходят ко мне уже после родов, в один голос говорят: «Вот во время беременности у меня вообще, вот вообще не выпадали волосы!». Секрет в том, что после возобновления менструального цикла происходит смена прерывания эстрогенов и смена преобладания гестагенов — волосы начинают активно выпадать, ведь во время беременности период анагена (активный рост волос) удлиняется, а потом происходят резкие изменения. Длительность цикла волосяного фолликула растягивается, и волосы начинают стремительно переходить в другие фазы, выпадая на этих этапах.

Какие фрукты полезны при менструации?Вам будет интересно:Какие фрукты полезны при менструации?

Что же касается постменструального периода, то во время менопаузы у женщин происходит постепенное угасание функций яичников — организм знает, что это явление отличается от завершения периода беременности. Ко всему прочему здесь добавляются различные «бонусы» в виде изменения структуры тканей, которые зависят не только от уровня эстрогенов, но и тестостеронов — здесь в целом снижается общий энергобаланс. К этому добавляются проявления атеросклероза — при менопаузе этот процесс стремительно развивается, заболевание прогрессирует, нарушается микроциркуляция и происходят изменения в коже головы. В коже волосистой части головы очень быстро формируются явления застоя в микроциркуляторном русле из-за двойной венозной капиллярной сети. Здесь же проявляется скрытая чувствительность рецепторов клеток волосяного фолликула к ДГЭА (дигидротестостерон), которая раньше была в подавленном состоянии. Виной этому изменение соотношения эстрогенов и андрогенов — у женщины достаточно быстро формируется именно мужской тип потери волос. Здесь больше всего страдает передняя граница роста волос — дело в том, что именно здесь проходит некий раздел бассейнов кровоснабжения. Все мягкие ткани лица получают кислород и питательные вещества из бассейна наружных сонных артерий, а волосистая часть кожи головы — из бассейна наружных позвоночных артерий. Между этими бассейнами располагается множество анастомозов, но, несмотря на это, зона передней границы роста волос очень чувствительна к недостатку веществ на фоне происходящих в организме процессов (изменения соотношения андрогенов и эстрогенов, формирование застойных явлений в системе микроциркуляции и пр.). Все процессы в этой зоне реализуются в полном объеме, поэтому передняя граница роста волос просто отодвигается назад — волосы даже не выпадают, а исчезают. Были случаи. когда ко мне обращались пациентки с подобными проблемами вплоть до рубцовых изменений — в этой зоне началась атрофия. Лечение таких процессов, как правило, очень нелегкое.

 

Что же мы можем отметить в состоянии волос у женщин в период менопаузы?

●          изменение качества волос

●          уменьшение количества волос

●          формирование андрогенной зоны (лобно-теменная зона — чаще всего)

Сохранить молодость и здоровье: интервью с В.П. ГочемВам будет интересно:Сохранить молодость и здоровье: интервью с В.П. Гочем

●          изменение состояния самой кожи (у женщин, в отличие от мужчин, даже отсутствуют себорейные процессы — кожа становится сухой, шелушится, а само кожное сало меняется и становится вязким)

Что с этим делать? И как это лечить?

Тут сам собой возникает вопрос — возможно ли это как-то изменить и вылечить? Здесь мы должны понимать, что вылечить такой процесс вряд ли удастся, ведь он связан с теми изменениями, которые уже произошли и которые не повернуть вспять. Как и при любой форме алопеции, мы должны говорить именно о комплексе мероприятий и, как вариант, о работе со специалистами разного профиля. В большинстве случаев в первую очередь у всех возникает идея исправить гормональный фон — и правда, это ведь самый простой и логичный путь. Да только дело в том, что за долгие годы работы с такими пациентами я, к сожалению, могу вспомнить только единичные случаи, когда гинекологи назначали женщинам в менопаузе минимальную заместительную терапию. Казалось бы — почему нет? Все логично, если бы не то, что чаще всего и мешает гинекологам пойти по такому пути, и это — мастопатия. В настоящее время это заболевание распространено так широко, что даже по моим личным наблюдениям 8 из 10 женщин ею страдают. Она же является прямым противопоказанием для назначения эстрогенов в постменопаузальном периоде — для угасающего организма это в разы повышает риск развития рака молочной железы. Как вы понимаете, на такое не пойдет ни гинеколог, ни его пациентки. Поэтому самый логичный и простой способ лечения потери волос в этом периоде чаще всего недоступен.

Есть и другие методы, эффективность которых, на мой взгляд, находится под большим вопросом. Например, гомеопатические комплексы, которые позволяют в той или иной степени компенсировать подобные явления. Сейчас их можно найти в любой аптеке, и притом — в огромных количествах. Все бы ничего, но, как и любые другие комплексы, они созданы по принципу усредненного подхода и не учитывают особенностей организма. Да, их широко назначают и считают безвредными и безопасными, но эффективность таких назначений не очень высока.

 

В данном случае самым верным шагом будет не заниматься самолечением, а регулярно консультироваться у своего гинеколога и эндокринолога. При возникновении таких проблем необходимо сразу обращаться к трихологу, если, конечно, у вас стоит цель сохранить волосы если и не в полном объеме, то хотя бы в том состоянии, в котором они находятся на момент обнаружения проблемы. Как я уже писал в других публикациях, потери волос порядка 50% (совокупных — качественных и количественных) проходят незамеченными. Что же остается по факту? Нам остается заниматься восстановлением обмена кожи волосистой части головы (локально) с помощью различных инъекций вроде мезотерапии, применять различные полипептидные комплексы и, как вариант, PRP-терапию. Последний метод при грамотном подходе тоже может быть очень эффективным.

Обычно все происходит по классике жанра: когда мы начинаем объяснять пациентам, что в коже волосистой части головы плохо работают сосуды, а корень волоса не получает того, что должен, они неизменно спрашивают: «А можно попить что-то, чтобы капилляры стали хорошо работать и проблема была решена?». К сожалению, все препараты, которые обладают микроциркуляторным действием, при приеме внутрь на кожу волосистой части головы не действуют. Здесь же добавлю, что даже применение поливитаминных комплексов при таких проблемах может быть не очень безопасным — любые попытки стимуляции обмена (а эти комплексы в первую очередь этим и занимаются) в таком возрасте должны быть подкреплены тщательным обследованием всего организма. Поэтому, что я точно не буду рекомендовать для самостоятельного приема, так это применение таких препаратов. Есть масса вещей, которые совершенно не дружат с поливитаминными комплексами—- это накопленный багаж в виде миоматозных узлов, кистозных изменений в яичниках, полипов в кишечнике и мастопатии. Возможно, прием этих препаратов пройдет на «ура» у девушки 20-27 лет, но вот у женщины с угасающей детородной функцией, без преувеличения — с непредсказуемыми последствиями. Это обязательно должна быть грамотно выстроенная наружная терапия — сама по себе проблему она не решит, но изменит и поддержит состояние кожи. Мы говорим о коже, потому что волосы — это придатки кожи, и от того, как мы будем работать с кожей, напрямую будет зависеть и результат в отношении волос. Наружная терапия должна быть тактически и стратегически подобрана именно трихологом, потому что при выраженных атрофических изменениях иногда приходится работать с препаратами, содержащими ГКС (глюкокортикоиды). Дело в том, что длительность применения этих препаратов должна быть очень четко определена — причина в том, что при чрезмерном применении эти препараты усилят атрофические изменения в коже. Задача этих препаратов — уменьшить тканевый отек, который формируется из-за гипоксии (недостаток тканевого кислорода) в тканях, поэтому таких пациентов нужно постоянно наблюдать — нельзя просто дать человеку препарат и отпустить его.

 

В идеале большинству пациентов подойдет минимальная коррекция гормональных изменений (совместно с эндокринологом), инъекции в кожу волосистой части головы (например, мезотерапия — грамотный специалист подберет индивидуальное сочетание средств в зависимости от ситуации), полипептидная терапия, PRP и наружная терапия (различные препараты для наружного применения — тоже в зависимости от ситуации и состояния кожи и волос). Основная задача всей терапии — это уменьшение атрофических изменений в коже, восстановление обмена и возможность работать стимуляторами роста волос в дальнейшем. Это и поможет восстановить качество и количество волос. Зачастую, кстати говоря, для решения этих проблем применяется миноксидил и его производные — многие приводят данные, что для лечения андрогенной алопеции это единственный эффективный препарат. Но и он не решает всех проблем, которые происходят в этой зоне: я знаю множество случаев, когда люди просто брали этот препарат в аптеке, получали кратковременный эффект, а потом — быстрый регресс и гормоноподобные эффекты (улучшение роста волос на лице, что для женщины — весьма сомнительный бонус). Если и было принято решение применять миноксидил, то это точно не должно быть самолечением — препарат должен назначить специалист, после чего он же выбирает тактику использования препарата. Многолетний опыт работы ясно показывает — пациенты не могут справиться с подобной проблемой своими силами.

Хромосомные и генные болезни: откуда они?Вам будет интересно:Хромосомные и генные болезни: откуда они?

Случаи из практики

Облысение и атрофия кожи

Пациентке 52 года, обращается в клинику с потерей волос. При осмотре мы выявляем, что у нее уже формируется зона выраженного облысения в лобно-теменной области, а по передней границе роста волос выражены атрофические изменения. Кожа истончена, очень бледная, а сосудистая сеть (при трихоскопии) — скудная, уже на грани формирования рубцовых изменений. Мы быстро начинаем наружное лечение инъекциями и принимаем решение о применении топических стероидов коротким курсом. По этой схеме работаем с ней около полутора лет и полностью останавливаем процесс потери волос, как и процесс формирования рубцовых изменений по передней границе роста волос. Мы восстанавливаем кожу, но волосы в этой зоне восстановить на 100%, конечно, не удается. В целом ситуация изменена к лучшему, и мы переводим пациентку на поддерживающую терапию — раз в год она проходит курс инъекций (в основном, мезотерапия) и занимается наружной терапией (комплекс из различных уходовых препаратов не реже раза в неделю).

Здесь я должен коснуться такого момента — если при подобных процессах нам удается просто стабилизировать и остановить процесс потери волос, это должно считаться большим успехом. Об этом обязательно нужно говорить пациентам сразу, еще до начала лечения, потому что иначе рано или поздно они заявят, что ходят к нам, а толку никакого. Здесь вопрос о 100% восстановлении волос не то, чтобы совсем не стоит... Просто рассчитывать на это не нужно, и хорошо бы сразу объяснять это пациентам — они должны это понимать.

 

Потеря волос и рубцы

Женщине 61 год, она обращается в клинику с жалобами на потерю волос, причем немалую — более 150 волос в сутки (она их считала). Здесь не помогли никакие усилия с нашей стороны, которые, надо сказать, были титаническими — ситуацию стабилизировать не удалось. У пациентки очень быстро сформировались линейные рубцы, причем как на передней границе роста волос, так и на теменной зоне. Мы получили выраженные атрофические участки кожи, и пациентке пришлось заказывать парик — без него она на улицу уже не выходила.

Этот случай лишний раз подтверждает то, что основное влияние здесь имеет не только лишь гормональный фон — расстройство микроциркуляции на фоне атеросклероза тоже приводит к таким последствиям. В основном лечение подобных процессов проходит достаточно хорошо, чему есть подтверждение во многих случаях из практики — применение инъекций + наружная терапия дают очень хороший эффект, даже если гинекологи по тем или иным причинам не могут проводить заместительную терапию.

Ухудшение качества и уменьшение количества

Пациентке 65 лет, и она обращается к нам с ухудшением качества и уменьшением количества волос. При осмотре мы видим, что волосы выпадают в большом количестве — за одно потягивание волос рукой в руке остаются около 5 штук. Этот пример для меня — очень яркий, потому что на фоне лечения пациентка впервые обратила на себя внимание. До этого она посвятила всю свою жизнь работе и труду — дети уже выросли, а она была очень неплохим экономистом. Так вот, в процессе лечения у нее начала формироваться правильная доминанта о здоровом образе жизни — параллельно она занялась йогой, сбросила лишний вес (6-7 кг) и стала чувствовать себя гораздо лучше, что, конечно, помогло нам в лечении алопеции. Мы проводили лечение различными комплексами инъекций и комплексом наружной терапии, она даже не получала никакой коррекции у эндокринолога — все делали своими силами. Мы победили — нам удалось восстановить потери практически на 90%: волосы начали расти, а их качество изменилось в лучшую сторону. Это большой успех, и пациентка была очень этому рада. Большая часть пациентов, кстати, приходит именно с этой проблемой, и чаще всего нам удается её решить.

Хочется в очередной раз обратиться к пациентам — мне понятно, почему люди, увидев проблему с волосами, обращаются не в медицинские центры, а в ближайшую аптеку, благо там представлены средства для решения любых проблем с волосами. Но, как мы видим, профессия трихолога почему-то никуда не исчезла, и до сих пор крайне востребована. Ответ на это простой — самолечение в этой ситуации практически никогда не бывает эффективным из-за комплекса причин, которые послужили толчком к началу процесса с волосами. Поэтому только специалист может правильно выстроить тактику лечения и подобрать средства, которые приведут и пациента, и врача к успеху.

Читайте также: Тысяча и одна причина выпадения волос

Источники: www.kiz.ru